Дебютный режиссерский выстрел создателя недавнего "Мэнди" Паноса Косматоса (сына автора "Перевала Кассандры" и "Кобры" Джорджа Косматоса) - немногословное, тягучее полотно, уже тогда пропитанное ретрофутуризмом, хоть выжимай.


Панос Косматос
Режиссер
Майкл Роджерс
Барри Найл
Ева Борн
Елена
В 80-х, в загадочном Институте, под управлением безумного Барри Найла (криповый Майкл Роджерс с глазами детоубийцы), содержат девушку Елену, ежедневно проводя с ней некие эксперименты, обычно заключающиеся в осторожных допросах через стекло - девушка проявляет экстрасенсорные и телепатические способности и явно недовольна сложившейся ситуацией.

Дальше зрителя ждет прояснения обстоятельств появления Елены и сумасшествия Барри, выполненные в авангардном ключе и приправленные неоном и "звуками будущего из 80-х", с драматичным разрешением всех сюжетных линий в слегка провисающей концовке.
Косматос делал фильм полностью за свой счёт - отсюда растут ноги как у заметной малобюджетности так и у изобретательности подхода. Особенно надолго в память впечатается черно-белый гудроновый эпизод путешествия за пределы реальности.

Если оперировать приземленными категориями, то подобный кинематографический опыт можно сравнить с опытом от просмотра "Других ипостасей" Кена Рассела или "Соляриса" Тарковского.

Но, как и в случае с этими фильмами, сравнивать и анализировать нет никакого смысла - нужно расслабиться и отдаться кинотечению цвета иных миров, пусть делает свое дело.

Made on
Tilda