Шведская драма режиссёра Йоханнеса Нюхольма, показанная на «Санденсе» и Роттердамском кинофестивале.
Режиссер
Йоханнесс Нюхольм
Тобиас
Лиф Эдлунд
Элин
Ильва Галлон
Что если бы фонтриеровского «Антихрист» начали делать Братья Гримм, а закончил Гарольд Рамис, завернув все в обертку «Дня Сурка»?

Возможно, вышло бы что-то похожее на фильм «Koko-di, koko-da».

Мужчина и женщина, Тобиас и Элин, переживающие кризис отношений, триггер которого – ставшая историей, но никогда не исчезающая из памяти трагедия, забираются в шведские леса, чтобы разбить на пустой поляне палатку и проснуться утром под скрежет комаров и надвигающегося безумия.

Лицом этого безумия выступает трио незнакомцев, сошедших с музыкальной шкатулки: бородатый безмолвный боров с мертвым псом на руках, мрачная дама в балахоне, как будто только что с концерта Lacrimosa и конферансье во всем белом с чувством юмора Чарльза Мэнсона.

Этот спиральный по структуре фильм базируется на примитивном сюжете о рефлексии. Но в постепенно нагнетаемой атмосфере экзистенциального ужаса и невозможности выбраться из тисков кошмара, происходящего с героями, зритель рискует потерять сюжетную нить и застрять в вязком повествовании.
Финал для кого-то может стать пробуждением от тяжелого сна, но не принести ожидаемого облегчения. Зрители, как и главные герои, что-то поймут, но поймут ли они все и так ли это необходимо – совсем другой вопрос.
Made on
Tilda